CITKIT.ru - свободные мысли о свободном софте
Деловая газета CitCity.ru Библиотека CITForum.ru Форумы Курилка
Каталог софта Движение Open Source Дискуссионный клуб Дистрибутивы Окружение Приложения Заметки Разное
28.09.2016

Последние комментарии

ОСТОРОЖНО: ВИНДОФИЛИЯ! (2250)
24 December, 22:53
Kubuntu Feisty (15)
24 December, 18:42
Один на один с Windows XP (3758)
24 December, 11:46

Каталог софта

Статьи

Дискуссионный клуб
Linux в школе
Open Source и деньги
Open Source и жизнь
Windows vs Linux
Копирайт
Кто такие анонимусы
Лицензии
Нетбуки
Нужен ли русский Linux?
Пользователи
Дистрибутивы
Идеология
Выбор дистрибутива
Archlinux & CRUX
Debian
Fedora
Gentoo
LFS
LiveCD
Mandriva
OpenSolaris
Slackware
Zenwalk
Другие линуксы
BSD
MINIX
Движение Open Source
История
Классика жанра
Окружение
shell
Библиотеки UI
Графические среды
Шрифты
Приложения
Безопасность
Управление пакетами
Разное
Linuxformat. Колонки Алексея Федорчука
Заметки
Блогометки
Файловые системы
Заметки о ядре

Разное

Дело Ханса Рейзера: Гений Linux обвиняется в убийстве своей русской жены

Источник: Hans Reiser: Once a Linux Visionary, Now Accused of Murder, wired.com

Ханс Рейзер, обвиняемый в совершении убийства в октябре 2006 года, содержится в тюрьме Санта Рита под Сан-Франциско.

Ханс Рейзер ждет меня, стоя по другую сторону стола, покрытого пластиком «под дерево». Комната маленькая, с голыми бетонными стенами. Охранник запирает стальную дверь снаружи. Тишина. На Рейзере красный костюм заключенного одиночной камеры, но ему разрешено встретиться со мной в этой зябкой комнате для свиданий. Раньше, все знали его, как вздорного, но очень талантливого разработчика программ с открытым кодом. Его работа финансировалась правительством; он занимался созданием новой структуры операционной системы Linux и многие не любили его за это. Теперь он – заключенный номер BFP563.

Я протягиваю ему руку. Возникает неловкий момент – его запястья пристегнуты к поясу. Сейчас декабрь и он уже два месяца сидит в этой тюрьме, в 40 милях к востоку от Сан-Франциско, с тех пор как окружной суд округа Аламеда обвинил его в убийстве Нины Рейзер, его бывшей жены. Полиция нашла капли ее крови в доме и в машине Рейзера, и когда они задержали его на улице Окленда, чтобы получить анализ ДНК из слюны, он нес свой паспорт и 8960 долларов наличными в полиэтиленовом пакете. В полиции его тело фотографировали на предмет следов царапин или синяков. Таковые отсутствовали. К тому времени, однако, за ним уже три недели велась слежка. Полиция следовала за ним по пятам, они следили за его машиной и даже наблюдали с самолета. Десятого октября он был арестован, заключен под стражу и через несколько дней ему было предъявлено обвинение в убийстве. Суд должен начаться в июле. До сих пор, ему разрешали встречи только со своим адвокатом и родителями. Я – первый человек из внешнего мира, которого он видит.

Я здесь, потому что его защита считает, что я смогу понять Рейзера. Обвиняемый – 43-летний «гик» (англ. geek, «полуненормальный компьютерщик» — человек, одержимый компьютерными технологиями, выпадающий из традиционной общественной жизни). Он живет в своем мире компьютерных кодов, видеоигр и научно-фантастических книг. Когда ему было двадцать, он разрабатывал игру, которая должна была превзойти Dungeons & Dragons, и писал роман о нашествии инопланетян. К тридцати он решил, что ему будет полезнее применить свой талант для исправления недостатков операционной системы Linux. Мне часто приходится встречаться с такими людьми, поскольку я работаю техническим писателем. То, что его поведение отличается от общепринятого и то, что он пытался уйти от полицейской слежки и приобрел книгу под названием «Шедевры убийств», вскоре после исчезновения своей жены – не означает, что он виновен. Меня просили отнестись к этому с пониманием и попытаться понять этого человека.

Итак, я пожимаю ему руку, скованную наручником, и задаю мой первый вопрос.

Расскажите мне о вашей файловой системе.

+ /* initialize transaction manager */
+ init_txnmgr(&sbinfo->tmgr); †

Файловая система организует всю информацию в компьютере. Например, когда вы, двойным щелчком мыши открываете документ Word, файловая система говорит процессору, где находятся эти данные. Когда вы загружаете снимки с камеры, файловая система решает, как разместить информацию на жестком диске. Каждый бит и байт, включая саму операционную систему, имеют свое определенное место в многослойных ветвящихся директориях. «Файловая система – это дороги и русла ОС», - говорит мне Рейзер.

Последние двадцать лет он бился над созданием нового метода организации данных. Его подход, известный как файловая система ReiserFS, принципиально отличается от всех прочих. Вместо того, чтобы назначать данным постоянное место на жестком диске, он использует алгоритмы для частого перемещения информации, включая код, составляющий саму файловую систему. Это элегантно увеличивает объем хранения, но может затруднить восстановление данных в случае поломки компьютера. Если в алгоритм вкрадется ошибка, файловая система не сможет найти саму себя. Все данные, которые она организует, исчезнут в хаосе бессмысленных нулей и единиц. Содержимое жесткого диска будет потеряно безвозвратно.

В деле Рейзера, самая важная информация – местонахождение Нины Рейзер – отсутствует. В прокуратуре округа Аламеда считают, что ее исчезновение объяснимо и обвиняют Рейзера, компьютерного специалиста, увлекающегося жестокими видеоиграми. Рейзер отрицает убийство своей жены. Когда она исчезла, они уже два года и три месяца были разведены, и ее тело до сих пор не найдено. Рейзер, пока что, использует «гик-защиту», которая сводится к следующему: я, возможно, странный, может быть, слегка тронутый и люблю развивать собственные теории обо всем на свете. Но я не убийца.

+ txn_mgr *mgr = &get_super_private 
+ (reiser4_get_current_sb())->tmgr;

† Все приведенные компьютерные коды – дословные выдержки из Reiser4.

Пасмурным воскресеньем, в праздничный уикенд Дня Труда 2006 года, Нина Рейзер едет за покупками в переполненный продуктовый магазин города Беркли, Калифорния. Она живет в США уже почти восемь лет, но родилась и выросла в России, во времена, когда таких магазинов там не было вообще. На прилавках – груды сортовых помидоров и вегетарианских бургеров, Нина наполняет свою тележку. Она взяла с собой детей, шестилетнего Рори и пятилетнюю Ниорлайн. Загрузив продукты в свой минивен, она едет по тихому пригороду, где ее муж живет теперь вместе со своей матерью. Рейзер возьмет детей на остаток уикенда. Рори рассказывает две версии о том, что произошло дальше:

+ znode *left_child;
+ znode *right_child;
Версия 00
Отвечая на вопросы полицейских, Рори говорит, что, как только они приехали к бабушке, он и его сестра спустились в бейсмент, а родители остались наверху. Через несколько минут он услышал, что они разговаривают на повышенных тонах и употребляют «нехорошие слова». Он поднялся наверх, но отец велел ему вернуться в бейсмент. Рори повернулся и пошел вниз по лестнице. Это был последний раз, когда он видел свою мать.
Версия 01

Давая свидетельские показания на декабрьских слушаниях, когда решалось будет ли его отцу предъявлено обвинение в убийстве, Рори рассказывает суду, что поднявшись, он стоял на пороге с отцом и матерью. Они не ссорились. Мать обняла Рори на прощанье. Затем она вышла из дома и села в минивен. Он видел, как она уезжает. Это был последний раз, когда он видел свою мать.

+ if (!JF_ISSET(node, JNODE_HEARD_BANSHEE))
+ warning("nikita-3177", "Parent not found");

Рейзер плачет. Он бледен, небрит и его щетина местами поседела. Из носа течет. Вытереть нос скованными наручниками руками трудно. Это мой второй визит в эту тюрьму и за прошедшие шесть недель он стал выглядеть хуже. Он говорит, что его мучает то, что случилось с детьми. После исчезновения Нины служба социальной помощи округа Аламеда поместила Рори и Ниорлайн в детский дом по настоянию полиции. Через две недели окружной суд по семейным делам выпустил их на попечение матери Нины, которая увезла их в Россию на каникулы. Сейчас конец января. Они давно должны были вернуться. Вместо этого из России пришло письмо от адвоката, объясняющее, что дети в ужасе от США и не вернутся.

Нина Рейзер, акушер-гинеколог и мать двоих детей исчезла в сентябре 2006 года. Полиция считает, что она была убита, но ее тело так и не было найдено.

Райзера ждут и другие потери. Компания Novell, один из крупнейших дистрибьюторов Linux, предлагавшая созданную им программу, исключила его файловую систему из будущего пакета через два дня после его ареста. Работа по подготовке Reiser4, кода нового поколения, для использования в ядре Linux теперь полностью прекратилась, и все деньги уходят на его защиту в суде. Он не может оплачивать счета Namesys, фирмы, занимавшейся его файловой системой.

«Программы – это в каком-то смысле наши дети», - говорит мне Рейзер. Он объясняет, что программу, как и человека можно дискриминировать. Поэтому он хотел представить свою файловую систему сообществу открытых кодов, где люди и программы могут свободно взаимодействовать поверх корпоративных барьеров, препятствующих общению. Цель состояла не в том, чтобы заработать много денег. А в том, чтобы немного улучшить этот мир.

Система Reiser4 построена именно по такому принципу. Она содержит единый регистр, известный как сбалансированное дерево, для упорядочивания всех данных в операционной системе. Все программы могут пользоваться одинаковой терминологией для получения информации. В традиционных файловых системах Windows или Unix каждое приложение использует свои термины для обнаружения данных. В результате программы не могут эффективно общаться друг с другом и между ними вырастают стены непонимания. По замыслу Рейзера простой поиск по слову «Нина», например, мог бы проверить все электронную почту в Outlook, изображения, хранящиеся в MyPictures и чеки оплаты по кредитной карте из магазина Quicken. Поисковики Google и Apple Spotlight на такое способны, но они придуманы задним числом. Способность Reiser4 учитывать каждый документ, заложена в самой операционной системе. Она закладывает основы цифровой вселенной, где нет дискриминации и разделительных стен. В унифицированном пространстве ничто не может остаться неизвестным.

+ context->super = super;
+ context->magic = context_magic;

Санкт-Петербург, Россия. Зима 1999 года. Некий американец заходит в теплое кафе, чтобы встретить женщину, с которой у него назначено свидание. У него пронзительные темные глаза и мускулистая фигура. Раньше он считал себя слабаком. Теперь он занимается дзюдо и уже может похвастаться коричневым поясом. У него своя софтверная фирма, где работает целый штат русских программистов. Еще один признак появившейся уверенности в себе – ковбойская шляпа, которую он носит.

Потом он замечает ее. Она очень красива, с темными волосами и улыбкой, от которой перехватывает дыхание. Русские интонации в ее безупречном английском кажутся ему очаровательными. Плюс к этому, она – доктор, акушер-гинеколог. Ее родители тоже врачи. Другие женщины, с которыми он встречался через российское брачное агентство во время своих регулярных визитов, не производили на него такого впечатления. Они были не такие, как она. С ней можно разговаривать. И есть в ней что-то еще, какая-то магия. Позже Рейзер расскажет своему отцу, что в первую же ночь, проведенную вместе, они зачали ребенка. Пять месяцев спустя они поженились.

+ "Wrong magic in tree node: want %x, got %x",
+ REISER4_NODE_MAGIC, nh40_get_magic(header));

В 2001 году отдел научных исследований Пентагона выделяет компании Namesys грант в размере 600000 долларов для создания файловой системы будущего – корневого кода, который сделает всю информацию, хранящуюся на жестком диске компьютера легко доступной, быстро находимой, прозрачной. Рейзер уезжает в долгие командировки в Москву, работая со своей командой программистов, а Нина, оставаясь под Сан-Франциско, помогает вести бухгалтерию фирмы.

Отец Рейзера, Реймон, школьный учитель физики берет отпуск и с энтузиазмом внедряется в семейный бизнес. Хотя родители Рейзера давно в разводе и когда он был ребенком, Реймон по большей части отсутствовал, отец пытается восстановить отношения с сыном. Однако, в скором времени, Реймон начинает относиться к своей невестке, ставшей финансовым директором Namesys с подозрением. В армии, перед отправкой во Вьетнам, Реймона учили технике ведения допросов, и он говорит, что всегда знает, когда ему врут. Он считает, что денежные средства тают необъяснимо быстро. Грант истрачен в течение года и Реймон предупреждает сына, что виновата в этом может быть Нина. Рейзер не верит ему. Что бы платить людям зарплату, он занимает деньги у Шона Старжена, друга детства.

+ #define wrong_return_value( label, function )
+ impossible( label, "wrong return value from " function )

Старжен уже много лет работает водителем мусоросборщика и имеет собственный дом в районе Окленд Лейк Мерритт. Он не богат, но дом имеет достойный. В 2002 году после операции в связи с порванным сухожилием ему пришлось досрочно уйти на пенсию. Он живет на пенсию по инвалидности, социальные выплаты, кое-какие пенсионные бонусы и продолжает судебный процесс, который затеял, попав в какое-то ДТП. Его дружба с Рейзером – яркое пятно. Они вместе росли в Окленде, и Старжен хочет помочь своему другу. Он с готовностью дает ему в долг деньги, которые получает, частично заложив дом. Он выписывает Рейзеру чек на 84000 долларов в начале 2004 года.

Рейзер относится к Старжену, как к брату, но его слегка беспокоят пристрастия друга к садомазохизму и связыванию. Рейзер как-то раз наблюдал, как Старжен вырезает у себя на руке буквы R-A-G-E (rage(англ.) – ярость) и был встревожен, когда друг рассказал ему, что вызывал скорою помощь, после того, как в результате очередного садо-мазо приключения у него на груди лопнул кровеносный сосуд. Ему не нравится, что Старжен пытается втолковать Рори и Ниорлайн, что боль может быть приятна и приходит в бешенство, когда Старжен дарит им то, что Рейзер под присягой в суде называет «куклами с альтернативной сексуальностью и смешанными половыми признаками».

Рейзер, кроме того, недоволен, что Старжен дал Нине попробовать наркотик экстази. Когда она спросила Рейзера, не хочет ли он попробовать эти таблетки, он отказался, но почувствовал, что она презирает его за отказ. «Как будто Нина и Шон искали все более и более острых ощущений и в своих поисках уходили все дальше и дальше», - пишет Рейзер в своих показаниях суду.

Старжен не понимает, почему Рейзер недоволен. Это правда, что раньше он общался с «кожаным» сообществом и что он – бисексуал. Но теперь Старжен ходит в церковь и к началу 2002 года поклялся навеки покончить с извращенными сексуальными вечеринками. Он оставляет ту жизнь в прошлом. Так или иначе, Рейзер все эти годы остается его другом и, по-видимому, тогда он был не против этой дружбы. Рейзер даже наблюдал, в 1996 году, как он вырезает те буквы у себя на руке. Это был просто «боди арт» – Старжен тогда видел у многих такие картинки. Ничего особенного.

В течение 2004 года Старжен чувствует, что постепенно отдаляется от своего друга. И одновременно ощущает сильную привязанность к Нине. «Она сказала мне, что волк выбирает себе пару один раз на всю жизнь и спросила, буду ли я ее волком», говорит он. «Я ответил – да».

Рейзер боится, что Нина спит со Старженом, и что они занимаются сексом, смешанным с садомазохизмом. Нина подкрепляет его подозрения насчет их отношений, когда подает на развод. В своих показаниях суду Рейзер обвиняет ее в том, что ее соблазнил «похотливый, татуированный, наркозависимый, садомазохистский сутенер/шлюха» с многочисленными расстройствами личности.

Старжен подтверждает свою связь с Ниной – он влюбился в нее – но отрицает, что в их отношениях присутствовали элементы садомазохизма. Кроме того, он считает, что Рейзер плохо руководил фирмой Namesys и впустую растратил ее финансовые активы. Он требует свои 84 тысячи долларов обратно.

Рейзер отказывается вернуть деньги. В декабре Старжен подает в суд, и Рейзер подает встречный иск, утверждая, что Старжен умышленно соблазнил Нину, пытаясь «показать, что он более хороший мужчина, чем я и убедить мою жену, Нину, вступить с ним в сговор, чтобы украсть активы компании Namesys, Inc».

Старжен считает, что Рейзер забыл про их дружбу из-за своей жадности. «Ты видишь какие они на самом деле, твои лучшие друзья, когда прекращаешь давать им деньги», говорит он. Старжен думает, что Рейзеру застилает глаза его мания величия и убежденность, что он величайший в мире программист. С дружбой покончено.

Рейзер согласен, что дружбе конец. На бракоразводном процессе он сообщает суду, что у Старжена «много прекрасных качеств, но с годами его темная сторона взяла над ним верх». В отношении Нины, он полагает, что дети должны быть «защищены от матери, психическая неуравновешенность которой усугубляется с каждым новым витком по спирали».

+ request = &owner->request;
+ node = request->node;

Рейзер просит меня кое-что сделать. Стоит конец марта и это мой третий визит в запертую комнату для свиданий внутри тюрьмы. Сегодня идет дождь; в коридоре стоит ведро и в него капает. Рейзера выпустили из одиночки, поэтому его руки теперь без наручников. Он кладет их на стол и наклоняется ко мне.

«Мне хотелось бы уговорить вас кое-что сделать, и это довольно большая работа для вас», говорит он. Он останавливается и напряженно глядит на меня перед тем, как начать объяснять, что он чувствует себя дискриминированным, потому что он компьютерный гик. Он хочет, чтобы я помог ему отстоять его родительские права и, среди прочего, подтвердил его убежденность в том, что жестокие видеоигры не вредны детям. Я соглашаюсь заняться этим и добываю пухлую папку бумаг по делу о родительских правах. Листая страницы, я обнаруживаю, что тема жестокости в видеоиграх отнимала у него довольно много времени в течение последних лет.

+ done_load_count(&left_parent_load); 
+ done_load_count(&right_parent_load);

В конце 2004-ого, когда рассматривается дело о разводе и родительских правах, Нина просит Рейзера прекратить играть с маленьким Рори в жестокие видеоигры вроде «Поле битвы Вьетнам». В этой игре деревни дотла сгорают в напалме, тела, кувыркаясь, взлетают в воздух, подстреленные персонажи падают на землю, захлебываясь собственной кровью, с реалистическими звуковыми эффектами. «Ханс глубоко и совершенно необоснованно убежден в том, что детям любого возраста полезно показывать жестокие видеоигры и фильмы», пишет Нина в своих показаниях суду. Она хочет, чтобы он прекратил это.

Для Рейзра дело заключается не в видеоиграх, а в жизни и смерти. «Мальчишки увлекаются жестокими компьютерными играми так же, как обезьянки принимаются лазать по деревьям», - говорит он, в своих показаниях. «Их инстинкты не зря подталкивают их заниматься боевыми упражнениями, они нужны им, потому что от этого зависит, будут ли они жить продолжительное время или погибнут». Он считает, что жестокие видеоигры, по ряду причин, являются идеальным методом оттачивания навыков выживания. Парнишка, разумеется, не вырастет закаленным бойцом в этих тихих, идиллических районах на Оклендских холмах. Рейзер убежден, что история – лучший учитель, как, например, в видеоигре фирмы Electronic Arts, где действие происходит во Вьетнаме, хотя он тут же подчеркивает, что процесс обучения не всегда будет легким. «Процесс превращения мальчиков в мужчин обычно связан с психологическими травмами», говорит он. Самое главное, говорит он, что эти упражнения «позволят ему добиться результатов при защите своей семьи и страны». Рори снятся кошмары. Просыпаясь, он рисует солдат и монстров и говорит матери, что у него с отцом есть секрет. Нина думает, что Рейзер продолжает играть с ее сыном в видеоигры и беспокоится, что у Рори развивается состояние, которое называется дисфункцией сенсорного восприятия, когда малейший звук или прикосновение кажутся сокрушительными. В следующие несколько месяцев у Рори часто болит горло и поднимается температура. Годом раньше у него было воспаление уха и ему прописали пять курсов антибиотиков, но его состояние не улучшилось. Нина лечит его низковольтным портативным лазером, (такими устройствами часто пользуются в России) чтобы заживить воспаленные ткани. Но Рори не помогает и это.

Рейзер утверждает, что Нина, возможно, обращается к «специалистам по созданию памяти», чтобы имплантировать воспоминания в мозг Рори. Он настаивает, что никогда не велел Рори скрывать тот факт, что они играют вместе в «Поле битвы Вьетнам» и убежден, что эти воспоминания были созданы специалистом. «Мне просто повезло, что эти воспоминания пока что имеют отношения только к компьютерным играм», пишет Рейзер в показаниях суду. «Не хотелось бы вдруг обнаружить, что мой ребенок вспоминает, что я приносил его в жертву сатане в прошлой жизни».

22 декабря 2004 года разногласия усиливаются. Рейзер заезжает за детьми в дом, который снимает Нина и, по ее словам, толкает ее так, что она падает. На следующий день она подает заявление на ограничительный ордер против Рейзера, который ей быстро предоставляют, и сообщает, что он угрожал «сделать мне больно на всю жизнь». Рейзеру предположения о том, что он способен на насилие кажутся смехотворными. «На самом деле, я всего лишь геймер, и когда кто-то говорит, что я сошел с ума из-за компьютерных сражений, сразу становится смешно», - пишет он. Он считает, что профессионалы, занимающиеся психическим здоровьем, пренебрежительно относятся к людям, которые «учат маленьких мальчиков культуре мужества, внутренне противостоящей жалкому прозябанию в слабости». Рейзер углубляется в эту «культуру мужества» на протяжении 32 страниц своих показаний, которые он предоставил суду после того, как Нина обвинила его в рукоприкладстве. Там он объясняет разницу между допустимым и недопустимым насилием. В игре Grand Theft Auto, например, демонстрируется недопустимое насилие, потому что игроки могут безнаказанно убивать невинных людей. «Во многих других компьютерных играх за убийство не того человека серьезно штрафуют, и такие игры я люблю больше», говорит Рейзер.

У него также есть простое средство от ночных кошмаров для Рори – волшебный динамит. «Я объяснил ему, что он может научиться драться с монстрами во сне и взрывать их волшебным динамитом», вспоминает Рейзер. «Я объяснил ему словами, которые выражали спокойную уверенность в том, что он может справиться с этой задачей».

«Заметьте сходство между тем, как опытный сержант по-настоящему пугает бойцов, чтобы научить их смело идти в атаку на врага и техникой, которую я применил, чтобы научить маленького мальчика разбираться с монстрами в его снах», - добавляет Рейзер. «Один из печальных фактов жизни во сне заключается в том, что монстры, которых так весело взрывать, начинают уходить из твоих снов и не хотят возвращаться».

Рейзер говорит, что заслужил право взрывать монстров, неважно во сне или в видеоиграх. Правительство, под маской семейного суда, не может запрещать ему или его сыну играть в «Поле битвы Вьетнам» или «Эру Чудес: Теневая Магия» - стратегическую игру фэнтези с эльфами, гномами, зомби и волшебниками. «Почему правительство не дает мне показать моему сыну, как направить храбрых гоблинов-шахидов против их эльфийских угнетателей?», - спрашивает он. Для Рейзера – это живой пример фундаментальной несправедливости. «Мужчины-гики, такие как я, - одно из наиболее ненавидимых культурных меньшинств в Америке», пишет он. «Эта ненависть, в отличие от расовой ненависти, считается социально приемлемой».

Он полагает, что Нина использует эти предрассудки в своих целях. «Я устал быть мальчиком для битья», заключает он. «Я мог бы простить все ссоры и даже психическую неуравновешенность и супружескую неверность, но не мерзость и ложь. Дайте мне и детям оставить все это в прошлом. Оставьте их мне, а Нина пусть идет своей дорогой». В декабре 2005 суд передает все родительские права Нине.

+ reiser4_status_write(REISER4_STATUS_DAMAGED, 0,
+ "Filesystem error occured");

Спустя шесть дней после исчезновения Нины, полиция Окленда обнаруживает ее минивен, припаркованный в трех милях от дома, где живут Рейзер и его мать. Овощи и фрукты так и остались там, они рассыпаны и начинают гнить. Ее кошелек лежит на переднем пассажирском сиденье, в нем 94 доллара и 7 центов наличными и мобильник, хотя батарейка из него вынута и лежит в кошельке отдельно. В бардачке находятся еще 24 доллара 60 центов и один евро. Кроме отпечатков пальцев Нины, никаких других отпечатков нет. Хонда Civic CRX Рейзера тоже исчезла. Биверли, мать Рейзера сообщает, что ее сын брал ее машину, Хонду гибрид в тот уикенд, когда исчезла Нина. В это время Биверли, которой 64 года, была в пустыне Невады на фестивале Burning Man. Она – художник-концептуалист и ездила на фестиваль, чтобы выставить свой «Надеждострахометр» (Hopeandfearometer) – видеостенд, который задает два вопроса: «Что заставляет вас сиять?» и «Какие опасности вас восхищают?». Устройство записывает ответы и затем, судя по описанию на сайте, воспроизводит их в виде «какофонии из смеси случайных надежд и страхов».

Вернувшись в Окленд, Биверли столкнулась со своим собственным набором страхов и надежд. Она просит сына отдать ей машину, но он не отдает, говоря, что машина сломалась. Рейзер также сообщает ей, что Нина исчезла. Ее бывший муж Реймон просит сына быть осторожней, он думает, что Нина могла быть связана с русской мафией.

Полиция Окленда думает иначе и дает оперативной группе задание установить слежку за Рейзером. Машина без опознавательных знаков следует за ним, пока он ездит на гибриде матери. Они следят, как он заезжает в школу, где учатся его дети, в кафе и колесит по извилистым дорогам на Оклендских холмах. Для наблюдения за ним выделен самолет и его телефон прослушивается. И все же полиция не может найти исчезнувшую CRX. Есть два объяснения реакции Рейзера на слежку за ним:

+ if (in_panic == 0) {
+ in_panic = 1;
Версия 00
Хотя полиция полагает, что Рейзер не замечает установленной за ним слежки, они видят, что он предпринимает некоторые действия, чтобы уйти он наблюдения. Он постепенно разгоняется на трассе, огибающей Окленд, и затем резко сбрасывает скорость, чтобы в последний момент свернуть на следующем выезде. Он кружит по улицам жилых кварталов. Он ведет себя как человек, которому есть, что скрывать.
Версия 01
Рейзер звонит своему отцу и сообщает, что машины без опознавательных знаков и, возможно, самолет все время следуют за ним. По мнению Реймона, эта операция выходит за рамки действий местной полиции. Это, говорит Реймон, похоже на русскую мафию или это может быть русская разведка – ФСБ. Он объясняет сыну, как уйти он наблюдения: неожиданно съезжай с трассы, езди кругами. «Делай все, чтобы оторваться от них и защитить себя».
+ ->trace_flags
+ ->debug_flags

13 сентября, оклендская полиция получает ордер на обыск дома Рейзера. Они обнаруживают каплю крови на столбике крыльца. В криминалистической лаборатории Окленда образец идентифицируют как смесь крови Нины и Рейзера, но не могут определить, когда эта кровь пролилась. Пять дней спустя, полиция, следуя за Рейзером, обнаруживает Хонду CRX , которая припаркована на тихой улице около Беркли. Он перегоняет машину в укромный лесопарк Окленда и сталкивает ее с холма в трех милях от дома матери.

Полицейские обыскивают CRX и обнаруживают, что переднее пассажирское сиденье недавно снято. Пол в салоне мокрый, как будто его мыли. В машине находят большие мешки для мусора, полотенца, клейкую ленту и две книги: «Шедевры убийств» и «Киллер». Полиция также обнаруживает еще одну каплю крови, и анализ показывает, что это кровь Нины.

+ warning("Target found unexpectedly");
+ result = RETERR(-EIO);

Теплым майским утром, в воскресенье, я сижу на последней скамье в Пресвитерианской церкви Всех Наций на окраине Окленда. Свет струится сквозь цветные витражи и в нем вспыхивают плавающие в воздухе пылинки. Малочисленные прихожане стоя читают молитвы. Я здесь, потому что Шон Старжен – школьный друг Рейзера и бывший любовник Нины – пригласил меня, хотя мне еще нужно будет узнать его. Он хочет, чтобы я понял, что теперь он – христианин. Он очень хочет, чтобы я знал это, потому что на прошлой неделе, по телефону, он сообщил мне, что убил восемь человек.

«Дыхание смерти да не осквернит нас», поют прихожане. Я вспоминаю прошлое воскресенье. Мой телефон зазвонил поздно ночью. Определитель номера показывал, что звонят из тюрьмы. Это был Рейзер. Его адвокатам сообщили из окружной прокуратуры, что Старжен сознался в ряде убийств, но отрицает свою причастность к делу Нины. Это признание состоялось несколько месяцев тому назад, в самом начале расследования исчезновения Нины. В голосе Рейзера слышится эйфория. Разумеется, теперь судьям придут в голову обоснованные сомнения.

На следующий день мне позвонил Старжен. Я пытался связаться с ним в течение двух месяцев. Теперь он дышал мне в ухо. Если бы я знал все подробности его дружбы с Рейзером, сказал он, я бы «плакал кровавыми слезами».

Я не знал с чего начать. Если он действительно убил восемь человек, полиция должна была арестовать его, так? Почему этого не случилось раньше? Он фантазировал? Когда я позвонил окружному прокурору, он отказался прокомментировать это, ссылаясь на вышедшее три дня назад распоряжение судьи, который ведет дело Рейзера. Полиция Окленда также отказалась от комментариев, ссылаясь на то же распоряжение.

«Мы воскрешаем мертвых», - выводит стоящая на алтаре женщина. «Власть смерти не коснется нас».

Я чувствую Старжена, еще не видя его. Он появляется с левой стороны, и глядит на меня своими бледно-голубыми глазами. Он небрит и кожа вокруг правого глаза подергивается.

«Привет», говорит он и переключает свое внимание на службу.

«Дух смерти нас не сокрушит», монотонно бормочет толпа.

Мы молча сидим бок о бок в течение часовой литургии и, когда она заканчивается, останавливаемся в холле и разговариваем о людях, которых Старжен, по его словам, убил; остальные прихожане потягивают кофе и болтают.

Он рассказывает, что когда был ребенком, над ним надругались. Став взрослым, он преследовал тех, кто обидел его. «Если вы не один из них», - говорит он – «вам нечего бояться». А теперь, поскольку он христианин – с насилием покончено. Он говорит, что прекратил убивать в 1995-ом и во всем сознался полиции, при расследовании дела Нины. Он не нанимал юриста, потому что хотел показать, что скрывать ему нечего. Но он, все равно, не будет рассказывать мне ничего, что могло бы подтвердить эти убийства, не назовет имена своих жертв, утверждая, что эта информация отвлекла бы внимание от фактов в деле Рейзера. Он продолжает сотрудничать с полицией и даже пригласил их проверить его коллекцию оружия и определить, производились ли из него недавно выстрелы. «Пусть они дадут мне пентотал натрия или любую сыворотку правды, добавят туда немного экстази и спросят меня, убил ли я Нину», - говорит он. «Я никогда не был опасен для нее».

Последний раз он звонил Нине в пятницу, перед тем, как она исчезла. Хотел узнать, когда удобно будет подкинуть немного денег. До этого они не виделись четыре месяца – согласно пункту принятого судом решения о разводе, Старжену было запрещено навещать детей, остававшихся по большей части с Ниной. Вынужденное отстранение осложнило отношения между ними, и, в конце концов, они расстались. И все же Старжен хотел оказывать ей финансовую помощь. Рейзер часто задерживал выплату алиментов, а постоянной работы у Нины не было. «Я был свидетельницей на их свадьбе с Хансом, я не хотел огорчать ее», говорит Старжен, поясняя, что нарядился на свадьбу женщиной и стоял рядом с Ниной во время службы. Когда дружба превратилась в романтические отношения, Старжен решил, что он тем более обязан придти на помощь. «Я не из тех, кто просто переспит с женщиной, а потом скажет, «Ну, пока. Мне понравилось». Он бы не бросил ее. Нина, объясняет он, считала его своим самцом на всю жизнь, своим волком.

Кофейный час заканчивается, и мы выходим на солнце вместе с прочими прихожанами. Мы говорим с ним еще пару минут, а потом я смотрю, как Старжен залезает в свою Субару и отъезжает. На багажнике у него нарисованы два громадных волка.

+ "Looking for page %lu of file %llu (size %lli). "
+ "No file items found (%d). File is corrupted?\n",

У Рейзера искусанные, потрескавшиеся губы с корочками. Это мой последний и прощальный визит и я прошу его сказать мне, где, по его мнению, может находиться Нина. Он не отвечает. Он опять хочет говорить о своей файловой системе.

Пока он углубляется в тонкости науки о базах данных, я думаю: «Где переднее пассажирское сиденье твоей машины?» Он так и не объяснил его отсутствия. Похоже, это – основная брешь в его защите. Но он продолжает говорить без остановки. Если я пытаюсь прервать его, он настаивает, чтобы я дал ему закончить. Как будто эта файловая система содержит ответы на все вопросы.

Тогда я решаю воспользоваться этой подсказкой и той же ночью, в своем офисе начинаю просматривать все 80496 строк исходного кода Reiser4. В конце концов, я натыкаюсь на пассаж, начинающийся со строки 78077. Это не часть самой программы – это аннотация, кусок текста на обычном английском, не содержащий команд. В этом пассаже объясняется, как рождаются, растут и, наконец, умирают структуры памяти. Завершается словами: «Смерть является сложным процессом».

Все материалы по делу Ханса Рейзера




Комментарии

Страницы комментариев: 1 :: 2 :: 3 :: ... :: 6 :: следующая

Raiser4Ever, Wed Aug 6 13:39:24 2008:
(аноним, пофапал? отлезь.)

TextIsGood=1
To_kill_NinaBith_IsGood=1
аноним, Fri Jul 4 02:49:06 2008:
2 тремор-гемор, четверг, 3 июля 2008 г. 08:50:55:
В Вашем потоке сознания мыслей :) не обнаружено :)
remort-morge, Thu Jul 3 20:53:43 2008:
Все правильно про теги, обезьяна, это метаданные. Они и индексируются типа.
аноним, Thu Jul 3 13:32:01 2008:
2 Rex Lockheart, вторник, 3 июня 2008 г. 04:24:41:


Сам то понял, чего сказанул про теги? Идиот бездерный !
аноним, Thu Jul 3 12:43:15 2008:
аноним, четверг, 3 июля 2008 г. 11:50:42:
s/линупсе/линуксе/ Не срабатывает:P
---------------------------------
Reboot - неумолим. Линукс либит reboot-ы)))
аноним, Thu Jul 3 12:40:44 2008:
аноним, суббота, 10 мая 2008 г. 19:20:28:
Друзья, а посоветуйте честно: с Линуксом лучше работать на трезвую голову, или слегка ужрамшись?
---------------------------
Минздрав не рекомендует. Наносит больший вред психике ослабленной алкоголем. И, деньги на ветер - кайф собъет...
аноним, Thu Jul 3 11:50:42 2008:
2 аноним, четверг, 3 июля 2008 г. 11:40:35:

>Параллельно. В линупсе: CTRL-ALT-DELETE.

s/линупсе/линуксе/ Не срабатывает:P
аноним, Thu Jul 3 11:40:35 2008:
аноним, понедельник, 12 мая 2008 г. 14:51:36:
самая главная команда в Виндовс - "format C:"
--------------------------------------
Параллельно. В линупсе: CTRL-ALT-DELETE.
тремор-гемор, Thu Jul 3 08:50:55 2008:
Больные, действительно. Вот мать, говно какоето придумала - а человеком искусства считается! А гастербайтеры должны оплачивать ее прихоти... Потом у меня не совсем укладывается в голове: Как программер связан по жизни с такими вещами как друг садомазохист, садомазохиста этого кто то изнасиловал в детстве, потом какието тупые мессы в церкви (чертова религия им все мозги этим американцам выела), с другой стороны ваще дзюдо!... Я бы сам свихнулся, нафига ему баба из россии. Тоже блин акушер гинеколог - ведет бухгалтерию... Кто она и кто он, просто съела его деньги... И вообще там над каждым могут надругаться так как над этим придурком-другом? Вообще гений Рейзера привел его с другой стороны к психическим заблуждениям: насчет игр например, что он знает о войне, программер-гик. Но у них видимо не принято себя ограничивать морально внутри. Если я умный программер, то я и умный наставник, и знаю все про военных по играм про вьетнам и вообще я познал бога в книгах, цифрах и разговорах с прихожанами за чашкой кофе... Сумасшедшее самосознание. Если я знаю что я любитель послушать музыку потяжелее, и в инете полазать, то я знаю что также, что программер я никакой, и парашютист темболее, у них этих ограничений нет по видимому в голове... Так и возникают нездоровые ситуации от отсутствия внутренней структыры и самоконтроля, ей богу как дети эти американцы. Ему надо было свою файловую систему лечить, прежде чем пентагону заказ выполнять.... Бля столько мыслей, кошмар, а не реальность... И это все на одной планете??? Хотя здесь в Екатеринбурге я бы тоже убил бы такую акушерку-предательницу, только зная что за мной следят, (понимая что я не супер агкен хоть и насмотрелся CSI) я бы все таки нанял кого то за недорого, увести машину в лес и скинуть с обрыва...
PS "Все пиздец как культурно, и в то же время никак" [c] Мастербой
аноним, Tue Jun 3 13:03:56 2008:
Вот - они, гримасы линупсового жития-бытия! За-то сколько визгов, что к этому нужно приобщать школьников и молодежь. Даже трудно, больно, очень больно и тяжело себе представить, что ждет подрастающую молодежь втягиваемую в этот омут? Душа болит. Что будет с державой? Куда смотрит милиция? Кто нибудь ответит за это, в конце-концов?

Страницы комментариев: 1 :: 2 :: 3 :: ... :: 6 :: следующая

Комментарии заморожены.

Новости:

Все новости на CitCity.ru

Компании месяца

 
Последние комментарии
Почему школам следует использовать только свободные программы (101)
20 Декабрь, 14:51
ОСТОРОЖНО: ВИНДОФИЛИЯ! (2250)

24 Декабрь, 22:53
Linux в школе: мифы про школу и информатику (334)
24 Декабрь, 22:43
Kubuntu Feisty (15)
24 Декабрь, 18:42
Software is like sex: it's better when it's free.
©Linus Torvalds